Гафур Нигматулин: Неважно, сформулируете ли вы философию компании. Важно, как вы работаете.

avatar Павел
Овчинников
12.09.2013, 14:23
комментировать

В августе неоднократно упоминалась компания НПО «Компьютер» и ее 25-летие. Нас очень радует сам факт наличия в Ижевске команды, которая по историческому бэкграунду, опыту и роли в индустрии может сравниться с известными каждому бухгалтеру и студенту СКБ «Контур», 1С и ABBYY. Конечно, у всех перечисленных компаний очень разная судьба, но паттерны развития общие. Прежде всего – это визионерство и вера в то, что информационные технологии нужны стране.

IMG_9642

Сегодня в гостях у Ижайти – Гафур Нигматулин, генеральный директор НПО «Компьютер». Мы поговорили с ним о том, каким был ИТ-рынок в 90-е и какие метаморфозы переживает культура компании на пути от 10 к 400 сотрудников в штате.

***

Ижайти: 25 лет назад коммерция была мечтой, реальной модой, статусным занятием. Для многих не имело значения, чем именно заниматься – лишь бы был доход. Так было и у вас? Или вы с первого же дня конкретно решили, что ИТ – это именно то, чем вы хотите заниматься долго?

Гафур Нигматулин: На самом деле слова «коммерсант», «кооператор» носили в те времена негативный оттенок. «Коммерсант» вообще читалось как «спекулянт». Но, действительно, для многих было неважно, чем заниматься. И это, возможно, в то время было препятствием в развитии компании, поскольку как только светил более легкий доход, даже кратковременный, люди не выдерживали и уходили. Для меня коммерция никогда не была мечтой, изначально целью было творчество – то есть реализация себя в том, что интересно, создание чего-то нового.

А почему ИТ-сфера? Я других более перспективных сфер тогда не знал и сейчас не знаю. Эту часть деятельности мы сразу тщательно культивировали, сначала в виде инвестиционной деятельности. Цели просто заработать деньги никогда не было.

Ижайти: Понятно. Но как без денег работать? Уверен, что в начале 90-х больших денег в ИТ не было даже в Москве, не говоря уж и про Ижевск. Как выживали?

Гафур Нигматулин: Ну, в поисках своего места мы пробовали многое, в том числе и торговлю. Продавали игровые программы. Тогда на пике популярности были компьютеры Atari, но была проблема с дисководами – они стоили дорого, почти как сам компьютер, поэтому продавать софт на дискетах значило сразу сильно сужать и без того узкий рынок. Мы пригласили конструкторов с магнитофонного производства «Аксион», поставили задачу разработать адаптер, чтобы игрушки с компьютера записывать на обычные аудиокассеты. Вот на этих кассетах потом продавали игры. Даже запустили рекламу в журнале «Радио» и стали продавать по всей России. На этом рынке не было больших денег, конечно.

А дальше время Atari ушло, рынок заполнил Sinclair, направление мы свернули и сами сменили платформу – пошли в сторону ДВК, процессора 1801. Поставляли это железо в компьютерные классы, обеспечивали поддержку, установку, монтаж, ремонт.

Ижайти: А почему в итоге не продолжилась история с «железом»?

Гафур Нигматулин: Был очень короткий эпизод. Я изначально работал на Радиозаводе, в 88-м родилась идея – почему бы не производить компьютеры, естественно, на мощностях Радиозавода – выделить участок цеха, монтажниц и начать делать компьютеры. Меня пригласил директор, мы пообщались, тогда он еще не понял, что заказов оборонки уже не будет, надо самим что-то предпринимать, и сказал: «Видишь заводскую трубу из окна кабинета? Держись за нее – не пропадешь». Старая была закалка у человека. Тогда я и распрощался с идеей продолжать работать с «железом».

Кстати, лет 10 спустя они все-таки начали производить компьютеры.

Ижайти: И в итоге вы выбрали разработку бизнес-решений. Там к тому времени уже кто-то работал? 1С, например?

Гафур Нигматулин: На самом деле до 1С была популярная программа «Финансы без проблем» (по-моему, создана в Мариуполе). Потом эта программа пропала и компания – тоже. Вот тут можно узнать даже историю версий. Мы еще долго находили ее у кого-то из клиентов, выяснилось, что ребята развивали программу, но в определенный момент как-то рассеялись, растеряли ресурсы. Но отдельных клиентов еще относительно недавно, лет 10 назад, поддерживали.

А 1С уже шли следом. Мы могли бы пойти тоже, но если бы были в Москве.

Ижайти: В чем же проблема? Переезд в Москву все решил бы.

Гафур Нигматулин: Нет, в Москву переезжать мне не хотелось, хотя я в те времена там часто бывал и видел много компаний из провинции. Без всякой Москвы толковых людей было много, каждый, и обоснованно, считал себя гением. Правда, при этом мало, кто хотел заниматься автоматизацией бухгалтерского учета. Скучно, хлопотно, долго.

Ижайти: Как в целом на вас влияли события в стране? 90-е годы, всё не просто, страна развалилась. Как-то приходилось подстраиваться под ситуацию?

Гафур Нигматулин: Сотрудники и заказчики – две сущности, на которые происходящее сказывалось в первую очередь. Когда твоему предприятию должны миллиард, и ты тоже должен столько же другим, говорить о необходимости оптимизации бизнеса, которая позволяла тебе от силы сэкономить 20–30%, было бессмысленно.

Но находились руководители, которым это было интересно, они понимали, что все происходящее – это пена, и хотели развиваться, автоматизировать процессы в компании. В 90-х их было немного, в основном это были главбухи, которым надо было сдавать отчетность, что бы в это время ни творилось в стране.

Ну и вторая проблема: люди уходили, потому что нужны были деньги. Им казалось, что в стране уже никогда не будет порядка, и в таких условиях никому не нужна разработка ПО.

Кстати, вот яркая иллюстрация того, как работали. Мы как-то рассчитались с сотрудницей, которая увольнялась, не деньгами (их физически не было), а 200–300 кг говядины. Она договорилась с Продторгом, и они забрали мясо, отдали ей деньги. И часто мы продавали ПО за конкретный товар, который потом каким-то образом конвертировали в деньги. Часто с нами расплачивались продуктами питания. Вот такое было время.

Ижайти: Ну, в какой-то же момент ИТ-рынок начал расти. Когда этот скачок, по-вашему, произошел?

Гафур Нигматулин: Скачка точно не было. Несмотря на тотальный бартер, процесс шел, и были люди, это позволяло нам развиваться. Когда Чубайс с командой отменили бартер после дефолта, когда они поняли, что все, кто был им не нужен, умерли, все стало переходить в нормальное русло. Взаимозачеты закрылись, сфера автоматизации финансового управления, бухгалтерского учета начала развиваться. При этом компьютерная оснащенность в те времена была уже тотальной. Тогда и появились надежные клиенты, чьи проекты уже позволяли компании жить и развиваться.

IMG_9656

Ижайти: То есть, в этот момент и компания начала ощутимо расти?

Гафур Нигматулин: Да.

Ижайти: И тогда же началась история корпоративной культуры? Вообще многим не дает покоя сам факт наличия сформулированного свода корпоративных правил в НПО «Компьютер». Как вообще исторически она сложилась?

Гафур Нигматулин: Начнем с того, что есть некоторое ощущение окружающего мира, твой взгляд на него, на его процессы. Это и определяет твои правила работы, твою миссию. Может, ты их не сформулировал, но они есть – выражаются в твоих действиях, общении, решениях, которые ты принимаешь.

Поэтому, когда в компании появилось предложение записать принципы корпоративной культуры, я был равнодушен к этой вербализации. Но нашелся человек – Альберт Викторович Филиппов (он пришел к нам из банка «Почтовый»), который очень ратовал за введение корпоративной культуры по всем правилам. Его поддержали другие сотрудники. Мы начали и поняли, что это помогает компании, людям, дает систему координат для людей в компании, компании в окружающем мире.

Ижайти: А когда компания должна в идеале думать о том, что пора свои принципы корпоративной культуры выносить на публику? Сколько должно быть сотрудников в этот момент?

Гафур Нигматулин: У нас они появилось где-то в 97-м, когда в НПО было около 15 человек. Но я считаю, что миссию и принципы можно формулировать на любом этапе. Даже тогда, когда компании нет. Все потому, что любая сформулированная корпоративная философия всего лишь констатирует уже существующее данное. Словом, неважно, сформулируете ли вы философию компании. Важно, как вы работаете
Да, со стороны это выглядит наивно. Я опасаюсь, что сейчас даже внутри компании многие люди рассматривают принципы корпоративной культуры и ее миссию, как лозунги. Типа «вся власть советам», «коммунизм – наше будущее», но это не так. Это сформулированная квинтэссенция нашего опыта. Если бы это было только лозунгом, мы бы не выжили.

Ижайти: Вернемся к прошлому. Были ли какие-то решения в истории компании, которые бы хотелось «перерешить»?

Гафур Нигматулин: Нет, на мой взгляд. Возможно, какие-то технологические решения давались с трудом, но это не страх ошибиться, а скорее элемент творчества: надо было придумать, как все будет работать.

К примеру, первую группу разработчиков автоматизации бухгалтерского учета я отправил учиться в бухгалтерскую школу, чтобы они осознали всю систему работы и поняли, как ее в комплексе автоматизировать. И, к моему удивлению, эта группа не справилась, программисты обучились, но все равно не смогли прорисовать схему и осознать связи. Не так просто оказалось, над этим надо было думать.
Эта проблема была преодолена другой группой, в числе которых были Константин Истомин, Игорь Макаров, Дмитрий Иванов. Схема была создана. Это еще раз говорит, что главное – это люди, если есть люди, способные и верящие в себя, то нет неправильных решений. Есть творческие эксперименты, иногда неудачные.

Ижайти: Давайте подводить итог беседе скромным взглядом в будущее. Какие технологии (рынки, направления, платформы) вы хотите осваивать в ближайшие годы?

Гафур Нигматулин: Есть сфера приложения человеческой силы – экономика, есть коммуникации – телефоны, почта, телеграф, есть сфера электронного документооборота. Сфера ЭДО должна стать равна сфере экономики. Сейчас она фрагментарна, незамкнута или снизу, или сверху, а порой даже в середине. Бумага везде. Хотя очевидно, что уже есть техническая возможность эти две сферы объединить. И тогда можно будет говорить о том, что делать дальше. Но в целом, в этой сфере еще не пахано.

Мы, даже занявшись, к примеру, Synerdocs (система межкорпоративного обмена документам – прим. ред.) просто берем очередной фрагмент этой гигантской сферы. С осознанием необходимости каждого нового фрагмента его же надо увязывать, создавать очередную действующую модель, в связке с железом, нормативными документами, конкурентами. А еще хотелось бы опередить виденье и заранее предвидеть очередной этап, каким он будет. Пока такие ощущения.

Ижайти: Ну и, конечно, вопрос про ИТ-сообщество Ижевска. В последние годы мы много говорим о необходимости развивать авторитет Удмуртии как ИТ-центра Поволжья. Как вы считаете, что можно сделать для этого, какой вы видите роль НПО «Компьютер» в развитии ИТ-сообщества региона?

Гафур Нигматулин: На самом деле мы делаем для повышения авторитета региона в части ИТ больше, чем кто бы то ни было. Я говорю про нашу собственную качественную работу, когда заказчики рассказывают коллегам, что в Удмуртии прекрасно решили их задачи. Мне даже встречались люди, которые при слове «Ижевск» говорили: «А, это город, где разрабатывают систему DIRECTUM». Если говорить о кадрах, то через нашу компанию прошли общим числом уже около 900 человек, то есть 900 хороших специалистов отрасли мы уже помогли сформировать. Мы их прекрасно обучили, некоторые перешли в другие компании, некоторые остаются с нами.

И вообще, я не склонен думать об имидже только лишь региона, я сразу экстраполирую это до критического уровня. Например, я не хочу думать об имидже моей прекрасной квартиры в этом темном и обшарпанном подъезде. Мы живем в стране, которая запустила первый спутник, отправила первого человека в космос, она не может не рождать талантливых людей, им просто надо дать нормальную творческую работу, подсказать, что делать. Их надо поддержать деньгами, налогами, как это делается во всем мире. И не в какой-то резервации, а в масштабах страны.

Не скупитесь на ретвиты ↓
  • Михаил Романов

    >> но паттерны развития общие

    А что именно общего? Вот чисто на первый взгляд вообще ничего общего.

    Например, ABBYY с самого начала делали ставку на уникальность и высокую технологичность продуктов (в России у них был буквально 1 конкурент, тогда как бухгалтерских систем до сих пор десятки). Плюс их схема продаж, которая была по сути рекламой продукта и которая сделала популярными их пользовательские системы распознавания — в винде урезанной версии FineReader, которая шла бесплатно в дополненние к нескольким популярным моделям сканеров —

    Или 1С — они шли по пути создания дешевой, но очень с широким покрытием сети франчайзи (т.е. по принципу, «куда не посмотришь, везде есть 1С»), это тоже радикально отличается от схемы, которую использовало НПО (в части бухгалтерских программ, когда начали выпускать ЭДО схема поменялась) — прямые продажи, отсутствие партнеров, выполнение всех заказов только своими силами

    Вот историю СКБ я вообще не знаю, но по-моему, они чуть ли не с самого начала ушли от продажи непосредственно ПО к продажам сервисов и сейчас у них только SaaS решения в пуле (вроде...)

    • izhit

      Это не про продукты и бизнес, а про то, через что проходила компания. Я же пояснил: «Прежде всего – это визионерство и вера в то, что информационные технологии нужны стране»

      • Михаил Романов

        Так тогда все IT компании, которые существуют, похожи словно братья-близнецы.

        И, кстати, в чем проявляется именно визионерство НПО? Обычно визионерами называют компании, которые раньше других угадывают то, что будет нужно рынку — определяют его развитие.

        В продуктах НПО ничего такого нет (ну может, если наши компании все-таки принудят пользоваться сервисами обмена электронными документами взамен, привычных всему миру e-mail, то выстрелит Synerdoc). Заслуга НПО в основательной реализации того, что уже есть на рынке, а главное, в отрабаотанных до тиражируемости процессах внедрения типовых решений — т.е. в предсказуемости. В сфере бизнес-ПО, это, имхо, куда важнее.

      • Алексей Евдокимов

        вот не надо про визионерство втирать. понятно, что фраза красивая, но нпо — это строго наоборот, антивизионеры. контора, которая разрабатывает только основательно проверенные другими участниками рынка задачи. инноваций и экпериментов у них ноль целых шиш десятых.

        • Ivan Steblenko

          как работавший в НПО, с тобой не соглашусь

          • Алексей Евдокимов

            Странно, почему тогда Миша Романов со мной солидарен? Или вы с ним в разных НПО работали? ;)

          • Михаил Романов

            Ну это легко разобрать — приведи пример такого визионерства.

            • Виктор Золотов

              Елки, ну что такое бизнес в 90-е, тем более в Ижевске? Это же не Калифорния )... Типичное поведение — купить/продать, с разной степенью незаконности. Что-то делать вообще — это уже редкость. А делать что-то, что не имеет понятного спроса да еще и в ИТ — это же реально уникальное явление, даже сейчас, пожалуй (у нас, разумеется). Вот вам и визионерство, и этот генезис действительно объединяет ИТ-компании из «тех лет», хоть и разная история у всех. При этом понятно, что НПО не исследовательская лаборатория и уникальных новых решений как-бы и нет. И консерватизма специфического много.

  • Vadim Grozov

    Отличное интервью! Спасибо. Особенно интересно было узнать про то, как обстояли дела в 90-е.

  • Elena Sokolova

    Хорошее интервью, спасибо! Я очень рада, что в нашей стране есть такие компании. Желаю успеха коллегам!!!

Get Cloud PHP Hosting on CatN